Внимание!
   |   
Опубликованы победители конкурса «Молодежь читает Бокова»!
   |   
Внимание!
   |   
Опубликованы победители конкурса «Молодежь читает Бокова»!
   |   

Читаем Бокова стихи

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Поэзия В.Бокова




 

СТИХИ



С тобой я до зари…

С тобой я до зари,

С тобой до гроба.

Все сказано! И тут

Нельзя подробно.

Нас принимает ночь

В свое молчанье.

Что нас не разлучить,

То не случайно.

Алеет между сосен свет,

Поляна алая атласна.

И между нами, дорогая, нет

Хоть малой доли несогласья.

1995 г.



-2-



Полная машина девок...

Полная машина девок!

Выгнута дугою бровь.

Молодым не надо денег,

Их могущество – любовь.

 

Дверью хлоп – и вышли к липам,

Оккупировав лесок.

Туфли модные со скрипом,

Поскрипели и молчок.

 

Слышны только поцелуи.

Охи, вздохи на закат.

Знают цену им? Да ну их –

Нет! Им всё пока за так!

 

Только старые на дачах,

На своих больных ногах.

Ходят, тонут в неудачах,

В сбереженьях и в долгах!



-3-



Захочешь – приди! Я тебя не отрину...

Захочешь – приди! Я тебя не отрину,

Я брошу работу, оставлю завод.

И мы соберемся в такую долину,

Которая бабочек белых зовет.

 

Нагнемся, сорвем свой лиловый горошек,

На этом лугу нам не будет помех.

Чего-нибудь купим в рабочей столовой,

Чего-нибудь выпьем, нам это не грех.

 

Захочешь – домой провожу до перрона,

Ты сядешь, прощально помашешь рукой,

Я крину тебе:

- Выходи из вагона,

Продолжим прогулку свою над рекой.

 

И ты возвратишься, и наша дорожка

Нам в нашем намеренье может помочь.

Ты скажешь:

 - Давай мы пройдемся немножко!

«Немножко» твое – это целая ночь!

 1997 г.



-4-



Верни мне, Бог.....

Верни мне, Бог:

Утопших,

Усопших,

Ушедших,

Убитых,

Украденных ночью –

Всех хочу видеть воочью!

Со всеми хочу выпить

Из скифской братины,

Не надо мне ни золота, ни платины.

Волгу хочу сделать красавицей,

С которой никто никогда не расстанется.

Чей это там топот?

Пошли, пошли, пошли!

Оттуда, из небытия,

Среди них, может быть, и я!

 1996 г.



-5-



Старцы шли по земле и падали...

Старцы шли по земле и падали,

С тяжким стоном ползли на руках.

Говоришь мне: - Слушай, а надо ли

Взаболь плакать о стариках?!

 

Неужели не видишь, что отжили?

Легче будет нам всем без них!

До какого позора мы дожили,

Если в землю толкаем живых!

 1993 г.



-6-



Соперник

Дарю тебе ночь,

Днем буду занят.

Эту ночь я полностью твой.

Днем я буду сдавать экзамен

На любовь с другой.

 

Убери свою ревность!

Не надо!

Я в любви теперь не юнец.

Принимай мою чистую радость

И не думай, что я беглец!

 

Ночь при звездах,

При ясном месяце,

Ночь при светлой росе.

Предо мной ты сегодня светишься,

Предстаешь в небывалой красе.

 

Дзинь!

Окошко разбил соперник.

Ну, зачем затевать раздор?!

Что ты делаешь?! Нынче сочельник,

Бог накажет тебя за разбой!

1995 г.



-7-



Как долго ты была в степи....

Как долго ты была в степи

С запрокинутыми руками.

Как я рвался к тебе на цепи,

Как приманивал всеми манками.

 

Звал! По-волчьи пронзительно выл

И к земле припадал на колено,

Как беспомощно падало с вил

Молодое, пахучее сено.

 

А в ответ стрекотали сверчки,

Сердце билось с отчаянной болью,

И печально звучали смычки,

Обработанные канифолью.

 

Но спасительный лучик проник,

Посветил батареечкой на ноги.

Я доверчиво к свету приник

И пошел за тобою, мой ангел!

 1996 г.



-8-



Есть ли что в мире...

Есть ли что в мире

Лучше твоих поцелуев?

Самый богатый банкир

Не назначит цену им!

 

Что бриллианты?

Богаче

Сверканье во взгляде.

Падают локоны,

Льнут шелковистые пряди.

 

Милая! Царствуй!

Я счастлив. Я раб. Я ликую.

Хочешь, я голубем стану,

Всю ночь проворкую?!

 

Царствуй!

Твой трон доброволен и вечен.

Я за любовь

Сам любовью плачу,

Больше нечем!



-9-



Болен я истомою.....

Болен я истомою,

Болен до безумия.

Ты мое искомое,

Я твое сказуемое.

 

Гордость брось в крапивушку,

В тишину аллейную.

Полюби детинушку,

Душеньку жалельную.

 

Он твой Святогорушка,

Он твой Селянинович.

Будешь жить без горюшка,

Все у Бога вымолишь!

1997 г.



-10-



Как-нибудь, где-нибудь....

Как-нибудь, где-нибудь

Встретимся снова,

Ты не спрячешь теперь себя.

Ты посмотришь в глаза сурово

И растопишь мои снега.

 

И ручьи побегут по склону,

- Час вам добрый! – Я им закричу.

Я не скрипку рукою трону,

Я прижмусь к твоему плечу.

 

Намурклыкаю что-нибудь вроде:

- Ах, родная! Ах, ангел мой!

Я не знаю, что теперь в моде,

Не покривлю в разговоре с тобой!

 

Я на санках тебя покатаю,

Попроси, принесу коньки.

Не ругай, что я снег глотаю,

Потому что закрыты ларьки.

 

Ты покачиваешься, как лютик,

Ты прости меня за банальность.

Чудеса, когда сердце любит,

Хорошо, когда счастье – реальность!

1999 г.



-11-



Нежность ко мне постучалась....

Нежность ко мне постучалась

Не вовремя,

Я сказал ей: «Лучше уйди!»

Любовь-то ушла, осталась ирония,

А ирония – враг любви.

 

Любовь покидала меня с печалью.

Слезно капал апрель.

За шинелью, за моими плечами

Стояла охрана и сталинский Кремль!

 2000 г.

 



-12-



В том краю, где нет телевизоров...

В том краю, где нет телевизоров,

На полянах цветы стеной.

Я тебя в этот край не вызову,

Он давно, этот край, не мой!

 

В том краю на полях часовенки

Излучают божественный свет.

Все растет, не растут чиновники,

Департаментов нет!

 1997 г.

 



-13-



Если ищется, то и обрящется...

Если ищется, то и обрящется!

Важно качество, а не количество.

Я нашел вас, ваше изящество,

Я люблю вас, ваше величество!

 

Ваша чувственность пышет зноем,

Ваша кровь сквозь мизинец алеет.

А кольцо золотое, резное

Светит под ноги в темной аллее!



-14-



Я вас люблю! Вы замужем...

Я вас люблю! Вы замужем,

Не вызволить мне вас из круга.

И невозможно нам уже

Встречаться и любить друг друга.

 

Когда мы за одним столом

Нечаянно касаемся руками,

Качает пристань волнолом,

Грызет прибой седые камни.

 

Мне снится – мы с тобой в лесу.

Я говорю, а ты внимаешь.

Я семицветную красу

Дарю тебе, а ты сияешь.

 

Не признаю в любви обман,

Что значат ложные романы?

Родная! что же делать нам?

Где наши лунные поляны?

1997 г.



-15-



Когда меня везли с инфарктом....

Алевтине

 Когда меня везли с инфарктом,

А было это под Москвой,

Столкнулся я с печальным фактом:

Дороги наши: ой-ей-ей!

 

То ямина, то буерак,

То переезд с заботой лишней.

То пьяный выкрик: - Эк, дурак,

Сворачивай, я твой гаишник.

 

О, Боже! Как меня трясло.

Страшнее не придумать мести.

Наверно, то меня спасло,

Что ты со мной страдала вместе! 

1997 г.



-16-



Белое облако встало, как пудель...

Белое облако встало, как пудель,

Как приведение с поля.

И повесило белые кудри

В чистом зеркале моря.

 

Сколько было в нем пышности хлопка,

Сколько было нежности песьей,

Двигалось по небу тихо и робко,

Яркую радугу дождик принес ей.

 

Не было ветра, спал в камыше он,

Облокотясь на котомку.

Облако двигалось, все хорошея!

- Ты куда? – В Третьяковку!

1996 г.



-17-



Ландыши заплакали в лесу...

Ландыши заплакали в лесу.

Кто-то их скосил косою острой,

Погубил их девичью красу,

Наземь повалил с травою росной.

 

Так уж повелось, что красота

Медленно, без крика умирает.

Чувствует себя, как сирота,

И никто ее не охраняет.

 

Берегите лес! – плакат висит,

Он гвоздем прибит к березе грубым.

А порубщик злой глаза косит:

- Хороша береза, значит срубим!

Боже мой! Откуда столько зла,

Убивать – нормальным стало фактом.

Скорая кого-то повезла.

Говорят, что в ней лесник с инфарктом!

 1995 г.



-18-



Кто-то умер...

Кто-то умер.

Траурная рамка.

Некролог. Печаль.

Этцетера.

Будет ли глядеть на мир

из мрака

Человек, который жил

вчера?

 

Что он сделал

Для людей, для блага?

Всем людским помехам

вопреки?

Сохранится ли его бумага,

На которой рифмы,

звон строки



-19-



С утра всегда сажусь за стол...

С утра всегда сажусь за стол,

Какие б тучи ни нависли.

Суть – не синоним, а глагол,

Способность действовать и мыслить.

 

«Я вас любил», - вздохнул поэт,

Надежды светлой не теряя.

И этот вздох сто с лишним лет

Вслух вся Россия повторяет.

 

«Люблю грозу», - другой изрек

Из окон своего посольства.

И туча темный козырек

Надвинула тотчас на солнце.

 

И брызнул теплый майский дождь,

Как гвоздики, вода вонзалась.

Ты, друг мой, продолженья ждешь.

Его не будет. Все сказалось!



-20-



Остался мне в недопитой бутылке...

Остался мне в недопитой бутылке

Один глоток.

Но все равно я чистый, юный, пылкий,

Вот так, браток.

 

В моей суме сухарь да ломтик редьки,

Земная суть.

Текут через меня моря и реки

И Млечный Путь.

Быть может, завтра рухну

в этот донник,

Сползу с бугра.

Но все равно я рыцарь, не разбойник,

Творец добра!



-21-



Шерсть у мамонта светло-рыжая...

Шерсть у мамонта светло-рыжая,

Шерсть у мамонта можно прясть.

Только мамонты вот не выжили,

Не спасла их нахальная масть.

 

Лед на мамонта навалился,

И однажды пришла беда.

Как же ты, таракан, сохранился,

За холодную пазухой льда?!

1963 г.



-22-



Я люблю твои глаголы...

Я люблю твои глаголы:

«Не приду», «Не жди», «Не плачь».

Я люблю твои ладони,

Принимающие мяч.

 

Я люблю, как ты смеешься:

Губы настежь – снег во рту.

Как ты вдруг играть берешься

В волейбол или в лапту.

 

Я люблю сверканье пяток,

Твой мальчишеский галоп,

Своевольный ветер прядок,

Ниспадающих на лоб.

 

Я тобой владеть не буду

Ни по лету, ни к зиме,

Только б ты была повсюду,

Только б пела на корме.

 

Только б весело шутила,

Свесив косу за корму,

И, как солнышко, светила

Мне, и всем, и никому!

1958 г.



-23-



Моя любовь к тебе особая...

Моя любовь к тебе особая,

Мне за неё положена медаль.
Моя любовь с Петраркой согласована,
Её одобрил сам старик Стендаль.

Моя любовь возникла как вселенная,
Под силу ей девятый вал.
Живи воспетая и несравненная 
Моя любовь, мой чистый идеал!

 1997 г.



-24-



Когда я встану, тогда я встану...

Когда я встану, тогда я встану,
Будить не надо, сам проснусь!
Рубашку синюю достану,
Водой холодной обольюсь.

Позавтракаю чем придётся,
Напичкаю себя едой.
И из глубокого колодца,
Достану я бадью с водой.

Она, вода моя любимая,
Способная сносить мосты,
И зеркало её глубинное
Хранит в себе мои черты!

 1997 г.



-25-



Романс

 Об этом знаем только мы, 
И с нами – было, 
Как ты меня в конце зимы 
Любила. 

Об этом знает ледоход 
На быстрой Ламе, 
Как закрывала ты мой рот 
Губами. 

Об этом не расскажет грач, 
Я не позволю. 
Как ты за мной бежала вскачь 
По полю. 

Мы живы, и любовь цела, 
Проникновенна. 
Сирень сегодня зацвела, 
Для нас, наверно.



-26-



Ветка вербная...

Ветка вербная,

Ночь весенняя,

Для влюблённых

Она- спасение.

Для нелюбящих –

Просто ночь.

Тут ничем уж

Нельзя помочь!



-27-



В том краю, где нет телевизоров...

В том краю, где нет телевизоров,
На полянах цветы стеной. 
Я тебя в этот край не вызову, 
Он давно, этот край, не мой! 

В том краю на полях часовенки 
Излучают божественный свет. 
Все растет, не растут чиновники, 
Департаментов нет! 
1997 г.



-28-



Я тебя не хочу терять...

Я тебя не хочу терять.

Мудрым опытом полководца

Я хочу за тебя постоять,

Я хочу за тебя побороться.

 

Нам с тобою один бы ковчег,

Чтоб нигде не застрять на болоте,

Нам с тобою один бы ночлег

На счастливом ковре-самолете.

 

Чтоб лететь через звездные сны,

Нежно головы запрокинув,

В царство свежих фиалок весны,

В царство ландышей и бальзаминов.

 



-29-



Снег на снег, дождь на дождь...

Снег на снег, дождь на дождь –

все повторно,

Всё на свете не ново для нас.

В мякоть добрую падают зерна,

Это тоже случалось не раз.

 

Сколько раз на земле повторялись

Поцелуи, улыбки, цветы…

Как я счастлив, что не потерялась

В человечестве именно ты!



-30-



ДУРА

 

Звучит во мне слово – дура!

Тихое слово – дура,

Ласковое слово – дура,

Нежное слово – дуреха!

Дура! Не дуйся весь вечер,

Дура! Оденься теплее!

Дура! Совсем не обидно,

Дурак! – это дело другое,

Дурак! Это очень обидно,

Не только обидно – опасно!

А дура почти как Соловей,

А дура почти как Моцарт!

Дура необходима:

Для злости, для божьего гнева,

Для ужаса и для контраста,

Дура – это прекрасно!

 1961 г.



-31-



МОСКОВСКИЙ ДОЖДЬ

 

Как очутилось с батонами

Милое это созданье.

Около консерватории,

Около главного зданья.

 

-Дождик загнал!

- Вот оказия!

Вижу: она не гордячка.

- Вы не москвичка?

- Я – Азия!

Сама сибирячка.

 

Туфли мои взбунтовались,

«Не намочи нам носочки!»

Вы извините, товарищ,

Я их сниму и – пешочком!

 

Плечи ее целлофановые

Светятся и сияют,

Волосы темно-каштановые

Морем ночным отливают.

 

Туча синеет и хмурится,

От напряжения рвется.

Но почему эта улица

Громко смеется?!

 

Капли июньские летние

Падают без оглядки,

Бьют всё сильней, всё заметнее

В зонтики, в голые пятки.

 

Но почему человечество

Плакать не думает вовсе?

Бегает, весело мечется

В сутолоке авосек!

 1960 г.



-32-



ДВЕ ИПОСТАСИ

1

Череп Адама скроен по мыслит.

Череп Евы скроен по чувству.

Так распорядилась природы,

Переделывать это – кощунство!

 

2

Жизнь представилась, как серость,

Где господствует, как кризис,

Оскорбительная верность,

Унизительная близость!

 26 декабря, 1995, утро



-33-



ПИСЬМО

 

Анна Николаевна,

Вам сегодня тридцать.

Анна Николаевна,

Я ваш верный рыцарь.

 

Анна Николаевна,

Я принес вам «сникерс».

Анна Николаевна,

Вы мне часто снитесь!

 

Снится ваша форма,

Ваше содержанье.

Анна Николаевна,

Я вас обожаю!

 

Анна Николаевна,

Я принес пельмени.

Постучать стесняюсь

И стою, немею!

 1995 г.



-34-



ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ РАПСОДИЯ

Ире Дегтевой

Кормили кальмарами,

Кормили креветками,

И было у нас

Еще, кроме этого!

Поили армянским,

Поили шампанью,

Все это располагало к шатанью.

К вольным вольностям,

К смелым смелостям.

А главное – денег

Немало имелося!

Зеленых, таежных,

Дремучих, надежных,

Нажитых потом,

Прожитых скопом,

А сколько еще этих денег

по кассам!

А что, кроме этого,

Нужно массам?

Любовь, жратва,

Одеянье приличное,

Это для всех такое привычное.

Жизнь – разобраться,

однообразна,

Каждого манит свой

Гребень соблазна!

 1995 г.



-35-



ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛУБОК

 

Рыночные отношения

Прут к нам без приглашения!

Это желание дяди Сэма,

Ему у нас нужна его система!

Требуют к себе внимания

Проституция и наркомания.

Слово «менеджер» в своем уме держи,

Слово «спонсор» спросило:

- Что с ним?

- Загнулся нахлебник собеса.

- Откуда он? – С Одессы.

- Еврей? – Калмык!

- Значит, от голода отвык. –

А мы потихоньку

На хлеб нажимаем,

Реформы переживаем,

Если придется ноги протянуть,

Просим помянуть!



-36-



Пушкин любил осень...

Пушкин любил осень.

Чайковский любил осень.

Есенин любил осень.

И я люблю, в общем.

 

Конкретней –

Люблю забереги.

Конкретней – тонкий ледок.

Будь внимательней,

глаза береги,

Сынок!

 

Кто тебя ранил,

Клен кровавый,

Посреди золотых аллей?

Окликают меня караваны

Перекличкой гуменных

гусей.

 

На стерне дрожит паутина,

А опят, посмотри, тут и там!

Осень – золото, осень – картина,

И о ней не солгал Левитан.

 

На траве изумрудная изморось,

Побелел гребешок борозды.

Стукнул палкой в соседнюю изгородь,

И посыпались всюду дрозды!

 1994 г.



-37-



СКАЗОЧКА ДЛЯ ДЕТЕЙ

 

- Заминируйте зло и взорвите! –

Попросил я саперов в степи.

Закричали они: - Отойдите!

Эй, мыслитель, спасайся, беги!

 

Взрывом мощности небывалой

Степь окрестную потрясло.

После этого лучше не стало

И по-прежнему царствует зло!

 1993 г.



               

-38-



ОТКУДА НАЧИНАЕТСЯ РОССИЯ?

 

Откуда начинается Россия?

С Курил? С Камчатки? Или с Командор?

О чем грустят глаза ее степные

Над камышами всех ее озер?

Россия начинается с пристрастья

к труду,

к терпенью,

к правде,

к доброте.

Вот в чем ее звезда. Она прекрасна!

Она горит и светит в темноте.

 

Отсюда все дела ее большие,

Ее неповторимая судьба.

И если ты причастен к ней -

                          Россия

Не с гор берет начало, а с тебя!

 1962 г.



-39-



У КОЛОДЦА

 

У колодца звенит бадья,

Разговор затевают ведра.

Я хожу туда из-за бабья,

Посмотреть на крутые бедра.

 

Я такой же, как все из людей:

В меру грешен и в меру скромен.

Вижу в белом наливе грудей

Больше смысла, чем в контуре домен!

 

Притаился уснувший грех

В скромном ситчике бабьих блузок.

Любят – всех! Соблазняют – всех

В век космических перегрузок.

 

Льется, плещется звон воды

Возле бабьего разговора,

Бабы все до одной молоды,

Значит, дети появятся скоро.

 

Будь бессмертна, великая Русь.

В животе твоем был Есенин.

Новый гений там зреет, и пусть –

Грех во радость и грех во спасенье!



-40-



Полюбил студент студентку...

Полюбил студент студентку

На экзаменах.

А любовь во время сессии

Дерзание!

 

В голову никак не лезла

Агрохимия.

Он тогда признался: - Лена,

Друг, спаси меня!

 

- Что с тобой?

- А то, что было

с Гёте, с Шиллером.

Счастья быть с тобою рядом

Не лиши меня!

 

Отодвинь свои конспекты,

Строки дневниковые,

Мы с тобою не аскеты

Не средневековые!

 

Обозначился на лицах

Свет любви лелеемый.

Нет любви пока в таблицах

Менделеева.

 

Но любовь-то существует

Тем не менее.

И Шекспир нам повествует,

И Толстой с Тургеневым.

 

Целовались, обнимались,

Изучали формулы.

Как-то даже поругались,

Помирились вовремя.

 

Дружно сдали все зачеты –

Устно, письменно.

Счастье на Доску почета

Их зачислило.

 

Вывод сделаем такой,

И вполне конкретный:

Жизнь, она течет рекой,

Остановок нет в ней.

 

Для любви не каземат

Никакая сессия.

Тут никто не виноват,

Это всё естественно!



-41-



Я не дед! Я солдат...

- Я не дед! Я солдат.

Я воюю с бабкой.

А она меня за то

Бьет по шее тряпкой.

 

-Что ты, старый,

Спятил, что ль?

И ведешь себя, как сваха?!

Я прошу:

- Подай мне соль.

Ты подсовываешь сахар!

 

- Виноват я! Не казни!

Я залез не в тот кармашек.

Понимала б, черт возьми,

У кого же нет промашек!

 

То она меня грызет,

То я сам пилю пилою.

Вот где требуется ДЗОТ

И граната под полою!

 1998 г.



-42-



Набивайте трубки ветром...

Набивайте трубки ветром,

Если трудно табаком.

Далеко ходите летом,

Если можно – босиком.

 

Беспокойте пыль нагретую,

Даже дайте ей пинка.

А еще я вам советую

Воду пить из родника.

 

Над ручьем ходить по кладинке,

К милому, к его родне.

Сладость есть по виноградинке,

А письмо писать на пне.

 

Брать эпитеты пристрастные,

А в уме держать Тибет.

Чтоб мои глаза прекрасные

Говорили: «Я к тебе!»

 2001 г.



-43-



Уподоблюсь кроту...

Уподоблюсь кроту,

Уйду в темноту,

В глубокие норы,

Покину просторы.

 

Брошу Москву,

Буду водить на ошейнике

Одиночество и тоску!

 2001 г.



-44-



В подмосковной моей электричке...

В подмосковной моей электричке

Пролетает моя Беатриче,

Вместе с нею на той же скорости

Едет Гамлет из города Боровска.

А в вагон ветерок вломился,

Полон искренней прямоты.

Оба около Наро-Фоминска

Стали вдруг говорить на «ты».

Ближе, ближе, и в этом – прелесть,

Неожиданность, новизна.

Только, как говорится, «встрелись»,

А она уже влюблена.

По Москве они дружно шагают,

Не мешайте, у них любовь.

Незаметно они достигают

Обещания встретиться вновь.

Одобряет их первую встречу

Не начетчик, а бог Гименей.

Нет у молодости противоречий,

И стихи мои – гимн о ней!

 1998 г.



-45-



Один горбатый...

Один горбатый

Деньги греб лопатой,

Другой, безгорбый,

Сидел у пива с воблой.

И говорил:

- Я не богат,

Все потому, что не горбат!

1997 г.



-46-



Жизнь научит нежности...

Жизнь научит нежности,

Жизнь научит грубости,

Жизнь научит дерзости,

Жизнь научит трудности.

 

Жизнь мудра, как алгебра,

Как зигзаги всполоха,

Жизнь нежнее ангела,

Гибельнее пороха.

 

Жизнь – восход над Волгою,

Над Невскою заставою,

Жизнь, как песня долгая,

Как плач вдовы оставленной.

 

Следы её медвежьи –

Намеренья благие.

Это в Заонежье,

В Москве – они другие.

 2000 г.



-47-



Твоя любовь не легкий флирт за столиком...

Твоя любовь не легкий флирт за столиком,

Она, как чернозем, как море, дышит.

Я вижу ясно все твои достоинства,

Псалмы тебе воркует голубь с крыши.

 

Ты для меня Рембрандтова Даная,

Ты катишься, как дыня, со стола.

Вода перед тобою ледяная

Кипит, как подогретая смола.

 

Не будет суеты во встречах наших,

Величество любви взойдет

на свой престол.

Тебе и мне наш сладкий грех

не страшен,

Для нас он, как божественный глагол.

 1997 г.



-48-



ПИСЬМО В НЬЮ-ЙОРК

 

Ты в мире бизнеса и риска.

Мы песни разные поем.

Американская прописка

На синем паспорте твоем.

 

Оставил ты свои березы

И кроны трепетных осин.

Американские морозы

Тебе не нравятся, мой сын.

 

Твоя душа теперь во мраке,

В объятиях чужой зимы.

А я бы предпочел бараки

И дальний холод Колымы.



-49-



Стол письменный, как карта Заполярья...

Стол письменный, как карта Заполярья,

Как будто в кабинете выпал снег.

Я записные книжки заполняю

Названьем городов, озер и рек.

 

Стол письменный, как Кольский полуостров,

На всех страницах Мурманск, Мончегорск.

Я вижу: на посту солдат смеется.

- Как жизнь служивый? – Ничего!

 

Светает на границе. За форелью

С начальником решили рано встать.

Он жалуется мне: - А я старею!

- А сколько, друг тебе? – Мне двадцать пять!

 

Летит моя блесна. Ура! Удача!

Веду, а рыба в камни бьет хвостом,

Снимаю я ее и дальше прячу,

Иду с пропахшим рыбою мешком.

 

Недалеко Норвегия. Запомню:

Леса, завалы, темная руда.

И хочется мне жить взахлеб, запоем,

Во имя жизни, счастья и труда!

 1996 г.



-50-



Мой трамвай назывался «Аннушка»...

Мой трамвай назывался «Аннушка»!

А кольцо называлось бульварным.

Был он стареньким, был он как бабушка,

Но однако он был желанным.

 

Он меня в институт привозил,

Там поэты учились поэзии.

Был трамвай нам желанен и мил,

Мы, студенты, на «Аннушке» ездили.

 

Так, бывало, трамвай зазвенит,

Окликает нас окликом строгим.

Мне-то что, я теперь знаменит,

А тогда был известен немногим.

 

А получится ли писатель?

Сомневался я в те времена.

Не получится, люди, спасайте

И устраивайте меня!



-51-



НЕ ПОНИМАЛИ

 

Весь день черемуху ломали,

Охапками несли домой.

И, видимо, не понимали,

Что каждый слом, как выкрик «ой».

 

Откуда у людей жестокость,

Оракул мудрый, подскажи!

Идут, ломают и нисколько

Не думают, что губят – Жизнь!



-52-



РУСЛО

 

Что тебе, река, так грустно?

Ты ответь-ка мне сама.

«Люди выправили русло,

Я теперь, как штык, пряма.

 

Я, бывало, завивала

Кружева среди лесов,

Я, бывало, заливала

Территории лугов.

 

Я теперь теку и чахну

И тоскую об одном:

Что не лютиками пахну,

А горелым чугуном.

 

Помоги мне, человече,

Подари мне хоть строку!»

Я нагнулся, взял на плечи

Беспокойство за реку!



-53-



В киосках все на иностранном...

В киосках все на иностранном,

С наклейкою «Нью-Йорк», «Париж».

И возле этого обмана

Ты с нищетой своей стоишь.

 

Ты зритель, ты не покупатель,

Ты из сегодняшних рабов.

И собственные оккупанты

Осуществляют свой грабеж!



-54-



На яблоне шмеля увидел...

На яблоне шмеля увидел!

Вот радость! Пчел-то нынче нет.

И пчелам это не в обиду,

Что у шмеля авторитет.

 

Он дело делает на совесть,

Усердие в его лице.

Он влажен, чуть покрыт росою,

И весь кафтан его в пыльце!



-55-



Осенний рынок – это Рубенс...

Осенний рынок – это Рубенс!

Собрание фламандских мастеров.

Я в черной редьке обожаю грубость,

Чихнул, она в ответ мне: - Будь здоров!

 

Я нарезаю редьку тонко, тонко,

Да это же не редька, а хрусталь!

А на столе старинная солонка,

В которой соль, как ангелы, чиста!

 1993 г. 



-56-



ЛОЗА

 

Лоза купается в лазури.

Она цветет. На ней шмели.

Настанет день, дождется бури,

Чтобы согнуться до земли.

 

И ничего-то ей не будет

От самых страшных вьюг и бурь,

Переживет, и все забудет,

И вновь нырнет в свою лазурь.

 

Стою, беседую с пчелою,

Которая берет нектар.

Что думаю, от вас не скрою:

Вот так же бы и я летал!

 1995 г.



 

-57-



Снег тает нехотя...

 Снег тает нехотя,

Ветер северный.

Люблю март-месяц,

Люблю Есенина,

Люблю Чайковского,

Люблю Шаляпина.

Моя спецовка

Вся заляпана.

Я строю дом

Многоквартирный.

Моя анкета:

Я беспартийный!

Душа чиста,

Она в мозолях.

Я ей лениться

Не позволил!

Она работала,

Летала

Под звон

Монтажного металла.

Я прибегаю

К разным средствам.

Я строю и умом и сердцем.

Растет мой дом

В карманах лоджий,

Даешь квартиру –

Вот мой лозунг!

 

1990 г. 



-58-



Черника-черноспелка...

Черника-черноспелка,

Брусничка-краснобровка.

Все это не безделка,

Осенняя обновка.

 

Подол рябины красен,

Березка златолица.

Весь день стоять согласен

И на нее молиться.

 

Свечу зажечь хочу я,

Но пламя гасит ветер.

А журавли врачуют

Тоскою междометий.

 

Клин образуют звенья,

Косяк дрожит от стона.

Вам надо в чужеземье?

А я стону дома!

 

Нагнулся по брусничку,

Она мне приглянулась.

От счастья на ресничку

Слезинка навернулась!

 

1992 г.



-59-



Половина неба у России...

Половина неба у России

Занимают купола церквей.

Хорошо им плавать в небе синем,

Кланяется им святая рожь с полей.

 

Кланяется им солдат прохожий,

Что под Вязьмой руку потерял.

Не стереть, не высушить вовеки

Слезы матерям.

 

Ласточка за колокол задела,

О потерях родины скорбя.

Церковь долго в озеро глядела,

Долго любовалась на себя!

 

1995 г.



-60-



СУДОРОГА

Почайничаю,

Поотчайничаю,

Погуляю, покружу,

Пацана себе рожу.

 

Ах, тын-перетын,

Перетынница.

Любовь, как огонь,

Перекинется.

 

Пень да колода,

Да черная сморода,

ДА еще цыганка,

И я хулиганка.

 

Накидано,

Насоломлено,

На меня, на атаманку,

Наговорено.

 

Что хотите говорите,

Будет все по-моему.

Я твои штаны в линейку

Оболью помоями.

 

Ой, пляс-плясея,

Принесите киселя,

Уберите старика,

Приведите моряка.

 

Ой, пляс-плясея,

Телогрейку на себя,

А платок на шею.

Стою, хорошею.

 

1995 г.



-61-



Наслушался сегодня досыта...

Наслушался сегодня досыта

Любимого земного Моцарта!

Под музыку легко дышалося,

Душа росла и возвышалася.

Дождинки с листьев тиха капали,

Чихнув два раза трактор на поле,

Там самолет садился рейсовый.

Там кто-то взял обрубок рельсовый,

Ударил! Вся земля задвигалась.

Пошли работать нерадивые.

Девчонки дружно пели в кузове

И увлекались кукурузою.

 

1993 г.



-62-



ПОДРАЖАНИЕ СКАЗКЕ

 

У лешего во рту всего три зуба!

Я видел это. Он стоял у дуба

И комаров кошелкою ловил,

Мух отгонял, слепней давил.

 

- Вы что, - кричал, - меня не узнаете?

Да я вас утоплю в болоте,

Сгною вас всех до одного!

Вон все из царства моего!

 

А комары, негодные, кусали,

С блаженством кровь у лешего сосали.

Я лешему сказал и не в укор:

- Послушай! Разведи костер!

 

И леший так наивно удивлялся:

- Как, чудик, раньше я не догадался! –

Дым повалил, и разлетелась нечисть,

И леший был спокоен целый вечер,

Включил транзистор и попал на Рим.

Ему везло. А мог бы и в Нарым!

 



-63-



БАННАЯ БАЙКА

 

Топил медведь баню,

Носил медведь воду.

Сел, вопрошает:

- Кто меня попарит?

 

- Я тебя попарю! –

Медведица молвит.

Медведица парит,

Медведица моет.

 

-Крапивки бы надо!

- Нарвем и крапивы!

 

Крапивушка жалит,

Медведица парит,

Медведь от крапивы

Душой отдыхает!

 

1995 г.



-64-



Февраль! Снега твои косые...

Февраль! Снега твои косые,

Оставив божий свой насест,

Метут метлой сквозь всю Россию,

И, как Бетховен, глохнет лес.

 

Не слышно электричек что-то,

Не видно галок и ворон.

И сводит челюсти зевота,

И глухомань со всех сторон.

 

Скачусь в овраг, как серый заяц,

На белом фоне я видней.

Уверен, что меня узнают

И скажут: - Здравствуй, Берендей!

 

Метет, метет, метет, и змеями

По всей Руси ползут снега.

В связи с какими юбилеями

Снег всюду выше сапога?!

 

1995 г.




-65-



Кричат перепела...

Кричат перепела,

Скрипят коростели,

Трава переплела

Глубокий сон земли.

 

Передо мной Ока,

Родная дочь равнин,

Летит моя рука

В глубокий вздох травин.

 

Спокойно дышит грудь,

Без горестных замет.

И это люди врут,

Что будто счастья нет!

 

1949 г.




-66-



МАТЬ

 У меня сегодня лучший гость!

Лучший друг, проверенный годами.

Собрал бы в горсть,

И отдал бы маме!

 

Это здесь стихов моих начало,

Это от нее мой путь в Москву.

Это ведь она качала

Каждую мою строку.

 

Это ей мой детский лепет

Не давал уснуть,

Это ведь она

Со мною терпит

Долгий, долгий,

Трудный путь.

 

Это о нее любой эпитет

И любой узор моим словам,

Вот беда, что без

Очков не видит,

Но она во всем поверит вам.

 

Семьдесят годков – не шутка все же!

- Мама! Отдохни и полежи,

Я купли муки, достану дрожжи,

Что тебе еще? Скажи!

 

Сколько ни жалею – все мне мало!

Обращаюсь к сонму сыновей:

Хочется, чтоб радугой сияла

Радость в сердце наших матерей!

 

1961 г.




-67-



БЕРЕГИТЕ ЛЮДЕЙ

Человеку несут

Апельсины, печенье.

Для него уже это

Не имеет значенья.

 

Он глядит на людей

Снисходительно строго:

- Если б это родные,

Пораньше немного!

 

Был я молод, горяч,

Всюду был я с народом,

А теперь обнимаю

Баллон с кислородом!

 

Как младенец, сосу

Кислородную соску,

Каши мне принесут –

Съем от силы две ложки!

 

Если губы замком,

Если годы загнули,

Не поможет фабком,

Не помогут пилюли.

 

Не помогут цветы,

Цеховые конфеты вскладчину,

Не подымут они

Богатырского вида

мужчину.

 

Надо вовремя

Душу спасать человечью

Апельсинами, отдыхом,

Дружеской речью.

 

О, не будьте, не будьте

В гуманности лживы –

Берегите людей,

Берегите, пока они живы!

 

1961 г.

 




-68-



Я ИСПЫТЫВАЛ ГОНЕНЬЯ...

Я испытывал гоненья,

Неутешно горевал.

Но и в горькие мгновенья

Кто-то душу согревал.

 

Кто-то руку клал на плечи,

И нашептывал, как дождь:

- Успокойся, человече,

Ты до счастья доживешь!

 

Зла на свете очень много,

Злых людей невпроворот,

Но другая есть дорога,

И по ней добро идет.

 

И на дудочке играет,

Не пугаясь вражьих стрел,

Добрых сердцем собирает.

Для чего? Для добрых дел!

 

1964 г.




-69-



НЕ ЖАЛУЙСЯ НА ЖИЗНЬ...

Не жалуйся на жизнь –

Она прекрасна!

Когда идут дожди,

Когда на небе ясно.

 

Не жалуйся на жизнь,

Она – подарок.

Свет жизни и в ненастье

Очень ярок.

 

Возьми с ее цветов

Нектар медовый,

Убей любовь к ней

Навет недобрый.

 

Жизнь – это чудо,

Она – подарок дивный,

Зачем ее кормить,

Дари ей гимны!

 

Жизнь – вечное звено,

Единство круга.

Все это нам дано

Узнать в объятьях друга!

 

1982 г. 






-70-



НЕОСПОРИМЫЙ ФАКТ...

Неоспоримый факт –

Трава через асфальт!

Как зверь зеленый лезет,

Весною грезит!

 

Нельзя убить

То, что должно любить,

И заново рождаться,

И жизнью наслаждаться.

 

Березка забралась

На самый верх забора.

Кричит, увидев нас:

- Да здравствует свобода!

 

1968 г.






-71-



В НОВОГОДНЮЮ НОЧЬ...

Новогодняя ночь, как ты сблизила!

Гордость в сторону! Я у ног.

В бой пошла голубая дивизия

Нежных, влюбчивых, северных слов.

 

Эти елочные украшения,

Что рука твоя нежно берет,

Мне как будто твое разрешение

Быть счастливым с тобой весь год.

 

Как мне нравятся иглы колючие

В блеске елочного огня.

Что мне слава и благополучие,

Если ты не целуешь меня!

 

Ткет мороз узорочья прекрасные

И поскрипывает в полозу,

Подойди ко мне, солнышко ясное,

Я домой тебя увезу!

 

1987 г.






-72-



МЫ ВСТРЕЧАЛИСЬ ЗА ОВИНОМ...

Мы встречались за овином.

Мне, тебе – пятнадцать лет.

На лице твоем невинном

Ни одной грешинки нет.

 

Ставил я твою невинность

С ландышем в одном ряду.

Я попал в твою немилость,

Буркнул: - Больше не приду!

 

Мы расстались у овина,

В сердце хлынул тяжкий мрак.

Мне налево – там равнина,

ТЫ направо – там овраг.

 

Целый год мы не встречались,

И без нас восток алел.

Жили целый год печалясь,

Каждый каждого жалел!

 

1997 г.






-73-



БРОШУ В РЕЧКУ ТВОЁ ПИСЬМО...

Брошу в речку свое письмо,

В ящик бросить мне хлопотливо.

Ты мне сказала: - Оно пришло.

Переспрошу: - А оно не доплыло?

 

Белый мой парус прими как привет,

Я давно в нем души не чаю!

Говорю с тобой как поэт,

Потому к парусам обращаюсь!

 

1998 г.






-74-



ОТ ПРИВОРОТНОГО ЗЕЛЬЯ

(Попытка защиты)

Господи! ТЫ наважденье,

Дьявол всех начал.

Подари освобожденье

От любовных чар.

 

Выгибы твоих коленей

Яростней валов.

Выше всяких восхвалений,

Дорогих даров.

 

Музыка твоей фигуры

Сыграна с листа.

Мне она опасней бури

И, как снег, чиста.

 

Кто там ходит по равнине,

Кто тебе воздал?

И откуда Паганини

Про тебя узнал?!

 

Ты аллегро модерато.

ТЫ скрипичный ключ.

ТЫ высокая цитата,

Хмель с высоких круч.

 

Я иду к тебе в альтисты,

Я медовый Спас.

Едут к нам с тобой артисты

Всех времен и рас.

 

Виноградною лозою

Вся ты извилась.

Никому я не позволю

Потревожить нас!

 

1999 г.






-75-



ЛЮБОВЬ БЫЛА У НАС НЕДОЛГАЯ

Любовь была у нас недолгая,

Как этот северный рассвет,

Но в душу врезалась мелодия,

Что для меня тебя здесь нет.

 

Наш берег, наши лодки заняты,

И даже смех кругом не наш.

И больше не тревожит памяти

Чужой охотничий шалаш.

 

Что с нами было? Да и было ли?

Мой голос приглушенно тих.

Дожди косые окна вымыли,

Но не для нас, а для других!

1999 г.

1999 г.






-76-



С ВЕТКИ НА ВЕТКУ...

С ветки на ветку, с ветки на ветку,

Это синичка, она москвичка.

Как она одевается нежно.

Не кокетничает и не прячется,

Я спрошу-ка её:

- Ты где же

Шьешь такие красивые платьица?!

 

- То на Петровке, то на Таганке,

То найду мастерскую свободную.

А однажды пришлось на Полянке

Сшить что-то очень и очень модное!

 

Вдруг решительно клюнула почку,

Та упала ко мне на плечи.

Завтрак окончен, поставила точку,

И улетела: «Милый! До встречи!»

Пинь! Пинь! Пинь!

Начинаю день свой.

Ты погляди, как сижу я на прутике!

Ты в ответ говоришь мне:

- Действуй!

Рифмы твои мне как спутники.

 1999 г.






-77-



БЕЗ МОРАЛИ

 

«Девушка! Где тут вокзал?»

Махнула: «Там!» - и улетела.

А пожилой мне показал

Спокойно, будто делал дело.

 

Кто целый день творил добро,

Спокойно может спать ложиться.

Кто людям делал только зло,

Позорен в нашем общежитьи.

 

Мы все, сколь нас ни есть, - умрем,

Старуха- старость всех догонит.

Умей себя узнать в другом

И доброту держи в ладони!

 1996 г.






-78-



ЛИЛОВЫЙ ПОДОРОЖНИК НУЖЕН...

Лиловый подорожник нежен.

На нем работает пчела.

Уход из жизни неизбежен,

Вот потому так жизнь мила.

 

Барометр мне показывает «Ясно!»,

Меня живое солнышко печет.

Ты криком мне кричишь,

Что жизнь прекрасна,

А что несчастье будет,

То не в счет!

 

1996 г.






-79-



БОМЖИ

О чем мои стихи? Да все о том же!

Россия! Что с тобой? Ответь!

В твоих подвалах поселились бомжи,

Готовые хоть завтра умереть.

 

Нет Родины у них – углы, ночлежки,

И черный хлеб – большой деликатес.

Один из них так едет на тележке,

Как будто это новый «мерседес».

 

А нищие в России шли с сумою,

Им подавали из больших хором.

С ореховою палкой шли прямою

И с праздничным, отборным сухарем.

 

Они былины пели! Сам я слышал.

Они встречали новый год.

Я не поверил, на крылечко вышел,

А он себе про Муромца поет.

 

В них, в нищих, не было холопства,

Они о звездах думали порой.

Их не учил великий Песталоцци,

Но не ходили нищие толпой.

 

На переходе около Арбата,

Вы не поверите, ей-бо!

Недавно видел я Аристократа,

Он сел на ящик и читал Рембо!

 

Не нищий это, к сожаленью,

Он новый русский, он бомжа.

Вчера он убежал из отделенья

И бросился с шестого этажа.

 

Россия! Сколько бед в тебе сегодня.

Да будет ли страданиям предел?

Прости за правду ты меня, седого,

Я от твоих страданий поседел!

 

27 декабря 1995 г.






-80-



ВСЁ МУЗЫКОЙ ПРОНИЗАНО

Все музыкой пронизано

И все в природе тайна.

Сосульки под карнизами

Весь день звенят хрустально.

 

Внизу ворона глупая

Посереди субботы

Следы вороньи путает,

Изображает ноты.

 

Вот еще Бетховен!

Вот еще Шуберт!

Ходит, что-то ищет,

Зря талант свой губит.

 

А дятел, странник вечный,

Восьмушки выбивает.

Давно уже замечено,

Что день прибывает!

 

1995 г.






-81-



ГРАЧ НАПИЛСЯ ВОДИЧКОЙ ТАЛОЙ

Грач напился водички талой,

Бедолаге весь день не везло.

Шел домой он счастливый, усталый,

Потому что построил гнездо.

 

Так тепло ему и уютно,

Как-никак, а квартира своя,

Стал тревожиться ежеминутно,

Где пропала грачиха моя?

 

А она прилетела:

- Вот я!

Значит, ты меня не забыл?!

- Как зовут тебя?

- Я Авдотья.

- Дуня, значит, а я Михаил!

 

Вот и все. Тишина наступила,

И согласье пришло в семью.

А согласье – великая сила,

Без согласия жить ни к чему!

 

1997 г.





-82-



КИНЬ КАМУШЕК НА ТОНКИЙ ЛЁД

Кинь камушек на тонкий лед,

Такая вольность невозбранна.

И лед синицей запоет,

Затенькает его мембрана.

 

Встань рядом, где озимый клин,

И полюбуйся изумрудом.

В тебя пахнет дымком овин,

И от снопов повеет чудом.

 

И брызнет звонкое зерно,

И ты цепом ударишь, стоя.

И скажешь: «Вот и свезено

Великое богатство с поля!»

 

Нагнись, сорви осенний гриб,

Он называется рядовкой.

И будет сниться санный скрип

И белая луна с подковкой.

 

И ты в преддверии зимы

Представишься: «Я кровный брат твой»,

Достанешь белые пимы

И подошьешь их тонкой дратвой!

 

1997 г.






-83-



ДОЖДИК СМЫВАЕТ СЛЁЗЫ С ЛИЦА...

Дождик смывает слезы с лица,

Дождик не в доме, дождик снаружи.

Двое прощаются у крыльца,

Босые, мокрые шлепают в лужу.

 

Дождик топит людские следы,

Всклень наполняет канавы и ямки.

И тяжелеют от влаги сады,

Тучу кто-то тянет за лямки.

 

Я промокашка! До нитки промок,

Мне сейчас подсушиться не зря бы.

Разговорился с кем-то пророк,

Распорядитель грозы и разрядов.

 

1997 г.






-84-



СНЕГ СТАЯЛ СО СТУПЕНЕК

Снег стаял со ступенек,

Снег стаял со стволов,

И никаких цепей нет,

И ты уже здоров.

 

И ты из заточенья

Шагнул в свои поля,

И жизнь полна значенья,

И вся земля – твоя!

 

Холмы, бугры дымятся,

Мать-мачехи на них.

Перестают бояться

Штыков и часовых.

 

Лягушки на болоте

Встречают сотней глаз.

Вы вряд ли их поймете,

А мне они – как раз!

 

1997 г.






-85-



ТВОЯ КРАСОТА НЕАЛЬБОМНА

Твоя красота неальбомна.

Ты с нею спокойно ли спишь?

Она по значенью огромна,

И ты Джиоконду теснишь.

 

Твоя красота неподдельна,

Как лунное сонмище рек.

Она для меня беспредельна,

Чиста и свободна, как снег.

 

Твоя красота постоянна,

Она, как ромашка с полей,

Она, как Эльбрус, осиянна,

Все розы завидуют ей!

 

1997 г.






-86-



КОТЫ ПОДЫМАЮТ ХВОСТЫ

Коты подымают хвосты,

Дымчатые или рыжие.

Было голодно им в посты,

Подлые – взяли да выжили!

 

Погибельно и пропаще

Кричат у темных сараев,

Лезут в темные чащи,

От страсти кошачьей сгорают.

 

Я знаю одного из них:

Он чемпион в сексуальном спорте,

Лет пятнадцать он все жених,

Всех кошек, бандит, перепортил!

 

1998 г.






-87-



БУТЫЛКИ, БУМАЖКИ, ГРЯЗЬ - КРУГОМ

Бутылки, бумажки, грязь – кругом,

Я бы за это побил утюгом.

Она ленива, пышна, кругла,

Меня самого бы побить могла.

 

Ходит, смеется, зубы щерит,

С удовольствием подставляет свой перед,

Она называет его передок,

Такая одна на весь городок.

 

Когда любил генерал,

Называл ее «мой минерал»,

За генералом был лейтенант,

Называл ее «мой бриллиант»,

До солдатика докатилась,

Он зовет ее «Божья милость»,

А если захочется –

«Ваше высочество!»

 






-88-



МОЛОДЫЕ УХОДЯТ В ТОРГОВЛЮ

Молодые уходят в торговлю,

Жизнь дает им плохие уроки.

Я тебя не к тому готовлю,

Я готовлю тебя в пророки.

 

Я готовлю тебя к апостольству,

К повелительству и смирению,

Чтобы ты прикасался к космосу,

Не ломая несчастной сирени.

 

Я сближаю тебя с Рублевым,

Осеняю тебя Есениным.

Умирать – никому не ново,

Я готовлю тебе воскресение.

 

Ты источник! В тебе сияние,

Дух святой, окрыленность любовью.

И не видно уже расстояния

Между истиной и тобою!

 

1997 г.






-89-



ВОЗЬМИ МОИ ПЕЧАЛИ

- Возьми мои печали! –

Сказала мне Россия.

- Возьми мои тревоги! –

Я бросил ей в ответ.

И стали мы приятели большие,

И распрей между нами нет.

 

Она уже пришла, а я встречаю.

 - Голубушка! А я сварил уху.

Скорей, скорей за стол сажаю,

И все начистоту, как на духу.

 

Читаю ей последние творенья,

Листаю по страницам новый том.

И нет у нас ненужного боренья,

Мы в две струи поток реки несем.

 

Россия! Разве можно нас поссорить?

Чужих коней не брать нам под уздцы.

Стоим, сияем на просторе,

Все говорят, что мы – как близнецы!

 

1997 г.

 






-90-



МЫ ДРУГ ДРУГА ДЕРЖИМСЯ

Мы друг друга держимся,

Дружбою не хвастая.

Подай руку нежностью,

Подай голос ласкою.

 

Сведи меня с рощею,

Познакомь с ромашками,

Темной летней ночью

Проведи овражками.

 

Там чечеткой чокает

Родничок целительный.

Соловушка щелкает,

Парень удивительный.

 

Милая, миленая,

Шелковое платьице.

Вся трава зеленая

К пяткам нежно ластится.

1995 г.






-91-



НЕ СУДИТЕ, СУДЬИ, НЕВИНОВНЫХ

Не судите, судьи, невиновных!

Не судите! Просит Вас поэт.

Песня эта в ре миноре,

Помните, что лишних тюрем – нет!

 

Камеры трещат от теснотищи,

Коек – стены и до стены.

Не хватает воздуха и пищи,

А порою нет прямой вины.

 

Кодексы судебные навалом,

Тлеют, словно в сырости траншей,

Ни одна душа не узнавала,

Кто за что сидит и кормит вшей.

 

Никому б туда не попадаться,

Жаль особо старцев и детей.

Невозможно трудно оправдаться

И шагнуть за изгородь статей.

 

Окна камер в тюрьмах с козырьками,

А кругом недремлющий конвой.

Судьи! Как бы вашими руками

Всех невинных выпустить домой!

 

1998 г.






-92-



ПРИРОДА ССОРЫ НЕУПРАВЛЯЕМА

Природа ссоры неуправляема,

Два самолюбия, как нож.

Мы ссоримся, не отравляй меня,

Я на злодея не похож.

 

И никакие отрицания

Твое восстанье не смиряет.

Я вижу, все мои старания

Спокойствием не утолят.

 

Ты гневишься, твоя несдержанность

Губительна, и я умолк.

Ты опрокидываешь вежливость

И перечеркиваешь долг.

 

Я ухожу! Недоказуемо,

Я то я ничем не виноват.

Оправдываться мне – безумие,

Там, где огонь, леса горят!

 

1997 г.






-93-



СНОВА НА НЕБЕ НАД ПШЕНИЦЕЙ...

Снова на небе над пшеницей

Журавлиная звонкая цепь.

Сердце разлуки с тобой не боится,

Манит меня степь!

 

Манит меня горизонт опечаленный

И опустелость полей.

И величавое это качание

Серебристых седых ковылей.

 

Так сейчас я похож на странника,

Прозревающего в пути.

Жду-пожду твоего раскаянья,

Твоего «Дорогой, прости!»

 

На иконах слеза горячая,

На душе моей все тяжелей.

Примирительно жду я случая

И простить тебя и пожалеть!

 

1997 г.

 






-94-



ИЗ КАМЫША ГЛЯДИТ БЕРДАНКА...

Из камыша глядит берданка

И уток ждет с реки.

А в камышах идет гулянка,

Гуляют рыбаки.

 

Как порох, рвется матерщина,

Им туалет – карьер.

Профессия неустрашима,

Здесь каждый – браконьер!

 

Убить! Любого могут сразу,

Спасая свой улов.

И люди гибнут не от сглазу,

И льются слезы вдов.

 

1996 г.






-95-



РАЗУМ И РУКИ...

 Все ремесла и все науки

Объединяют Разум и Руки,

 

Все искания наши и муки –

Это в конце концов

Разум и руки.

 

Дети наши и наши внуки –

Это в будущем Разум и Руки.

 

Пушкин воскликнул:

- Да здравствует разум!

Я добавлю:

- ДА здравствует ясность!

 

Да не состарятся Разум и Руки,

Вы, надеюсь, с этим согласны?

 

1997 г.






-96-



РОДИНА НИ В ЧЁМ НЕВИННА...

Родина ни в чем невинна.

Я отдаю ей честь.

Пятнышка на ней не видно,

А вот на Солнце – есть!

 

Родина – родник под ивой.

Как не понимать,

Родина всегда красива,

Потому что – мать!

 

1992 г.






-97-



СЕРЫЙ, ДОЛГОПОЛЫЙ ВОЖДЬ...

Серый, долгополый вождь,

Узкий, невысокий лоб.

Это с самого утра

Говорю я, твой холоп.

 

Ты держал за горло всех,

Ты казнил, кого хотел.

Не было тебе помех,

Ты не всех убить успел.

 

Ты под мрамором теперь.

Место
Лобное молчит.

Еле слышно по тебе

Мелкий дождик моросит.

 

1993 г.






-98-



ЗЫБКУ МОРЯ...

Зыбку моря

Качает жизнь.

С ветром споря,

Кричит:

- Держись!

 

За канаты, за трос,

За руль.

Знай, что сама ты –

Вся из бурь!

 

Рвешься к чайкам,

Навстречу дню.

Толкает буря

Мою ладью.

Морская соль

Залезла в грудь.

Что струсил я,

То люди лгут!

 

1997 г.






-99-



ТВОЙ СМЕХ ПЕРЕДАЮТ ПО РАДИО...

Твой смех передают по радио,

Ты предстаешь перед державою,

И я тебя сейчас порадую,

Смеешься ты неподражаемо.

 

Твой голос – колокольчик звончатый,

С тобою я не буду ссориться.

Не вздумай так смеяться ночью ты,

Я стану мучиться бессонницей.

 

Ах, как смеешься ты раскатисто,

Как ходишь, держишься уверенно,

Подумай, как бы не растратиться,

Не высмеяться преждевременно!

 

И добрый смех порой помехою.

Все ль хорошо, родная, дома-то?

Все хорошо… Тогда поехали,

В страну, где смех дороже золота!

 

1997 г.






-100-



БОЖЕ! ЗАВТРА - СЕНТЯБРЬ...

Боже! Завтра – сентябрь,

Осень уже на арене.

Рыбы жмутся к сетям,

Образы жмутся к сравненьям.

 

Я прижимаюсь к печке,

Тепло – это мой господин.

Есть ли в моей аптечке

Средство одно – аскорбин?

 

Я глотаю таблетку –

И результат готов.

Шлю я тебе в конверте

Несколько добрых слов.

 

В парке, где липы столетние,

Дятел клювом долбит.

И для меня все заметнее,

Что кто-то о ком-то скорбит.

 

1997 г.






-101-



НА МАТУШКЕ ЗЕМЛЕ И ТАК БЫВАЕТ...

На матушке Земле и так бывает,

Не сочиненье это – точный факт.

Зеленая травинка пробивает

Затоптанный подошвами асфальт.

 

- Откуда в ней решительность и сила? –

Я у ботаника спросил.

Какая власть, скажите мне, вложила,

В зеленый хвостик травки

столько сил?!

1999 г.






-102-



Я ПОЭТ И ПОЭТОМУ...

Я поэт и поэтому

Всем знакомым советую –

Просыпаться пораньше,

Собираться подальше.

Захотите махнуть на Камчатку,

Захватите палатку,

Порох, дробь и ружье,

Край Камчатка для нас не чужой.

Был я там, промышлял селедку,

Ветер грубо сорвал пилотку,

Лейтенант мне свою подарил,

Чем же я его покорил?

Там и гейзеры, и туманы,

И прибои, и мертвая зыбь.

Там бывает волна цунами,

Там валун одинокий лежит.

Крабы там велики, как колеса,

А ерши пострашней чертей.

Хорошо на Камчатке спалося

Под шуршанье суровых сетей.

 

1997 г.






-103-



В УЧИТЕЛЬНИЦУ В ШКОЛЕ Я ВЛЮБИЛСЯ

В учительницу в школе я влюбился,

Но чувство это от нее скрывал,

Как фосфор, перед нею я светился,

К доске идти себе не позволял.

 

- Что с вами?

Я молчал. Пылали щеки,

Я весь дрожал, меня всего трясло.

Я находился в огненном потоке,

Меня, как щепку, по морю несло.

 

Уехала она, не я ль виною?

И стала меркнуть медленно мечта.

Образовалась между ней и мною

Неведомая пропасть, пустота.

 

Я не забыл своих влюблений,

Мне невозможно это позабыть.

Знакомая сказала:

 - Боков гений!

Амур его обрек всю жизнь любить!

 

1999 г.






-104-



Я ПРИУЧИЛ ТЕБЯ К НОЧАМ

Я приучил тебя к ночам,

В которых звезды, как подростки.

Я припадал к твоим плечам,

Не слыша недовольства:

«Бросьте!»

 

Ты мысленно цедила:

«Да!»

С моим желаньем соглашалась.

На кухне капала вода,

Ей ночью это разрешалось.

 

Мы плыли на плотах любви,

По Волге, может быть, по Нилу.

Просила ты: «Останови!»

И умоляла: «Друг, помилуй!»

 

Я был жесток, неумолим.

Нам разногласья не мешали.

Как было хорошо двоим,

Мы все вопросы разрешали!

 

1991 г.






-105-



ЖИВАЯ РЕЧЬ ТЕЧЁТ, КАК ВОЛГА

Живая речь течет, как Волга,

Беречь ее я всем велю.

Ее я дожидаюсь долго-долго,

Я каждый звук ее ловлю.

 

Вот выйдет, кинет плат на плечи

И подмигнет: «Давай, лепи!»

Погибну я от русской речи,

От полыхания в степи.

 

В мой дом она войдет с достоинством,

Попросит: «Милый, посвети!»

Как сердцу не побеспокоиться.

Речь, как река, всегда в пути.

 

Она – даренье, озаренье,

И самый редкий бриллиант.

Как подойти к ней без волненья,

Живителен ее талант!

 

2000 г.






-106-



Я ТЕБЯ ПОЖАЛУЮ ВНИМАНЬЕМ...

Я тебя пожалую вниманьем,

Радостью и песнею своей.

Тонет белый парус на лимане,

Чайка, как излом твоих бровей,

 

Милая! Бери скорее весла,

Начинай грести и спорь с волной.

Пчелы и шмели многоголосно

Исполняют гимн травы степной.

 

Зной натянут, словно струны арфы:

Ива, как паломница в чадре.

Облака, ростовские жирафы,

Достают губой траву чабрец.

 

Милая! Живи на свете жадно,

Пестуй в сердце добрые слова,

Мне с тобой легко и так повадно,

Так мила донская синева!






-107-



ДО САМОЙ СТАРОСТИ...

До самой старости,

Что метит мелом,

Живите яростно

На свете белом.

 

Не дотлевание,

Не дым костровый,

А волнолвание –

Вот основа!

 

Вдаль отправляйтесь,

Всю землю смерьте,

И не сдавайтесь

До самой смерти!

 

В наследство детям

Оставьте ярость.

Веселый ветер,

Упругий парус!

 

***

Живу в номерах,

Думаю о клеверах.

Стою у озими изумрудной

Со своей биографией трудной.

 

Хожу по базару,

Сам соображаю,

Арбуз ли купить астраханский,

Или хомут крестьянский?

 

Куплю хомут,

Чтобы шея не была без дела,

Чтобы лошадь на меня глядела,

По доброму косила глаза

И говорила: - Я за!

 

То, чтобы ты не ленился,

Чтобы трижды земле поклонился –

Утром, в обед и вечером!

Больше сказать тебе нечего! 

1997 г.






-108-



ЖИВУ В НОМЕРАХ...

Живу в номерах,

Думаю о клеверах.

Стою у озими изумрудной

Со своей биографией трудной.

 

Хожу по базару,

Сам соображаю,

Арбуз ли купить астраханский,

Или хомут крестьянский?

 

Куплю хомут,

Чтобы шея не была без дела,

Чтобы лошадь на меня глядела,

По доброму косила глаза

И говорила: - Я за!

 

То, чтобы ты не ленился,

Чтобы трижды земле поклонился –

Утром, в обед и вечером!

Больше сказать тебе нечего!

 

1997 г.






-109-



ИЩУ СОЗВУЧЬЯ...

Ищу созвучья

В строке, в судьбе.

На всякий случай

Иду к тебе.

 

Забор. Калитка,

Ты у плиты.

Ты вся открыта.

Глаза чисты.

 

Ты кофе мелешь,

Ты просишь: - Пей!

А ты мне веришь,

Что я – Антей?

 

Летит горчинка

С печальных уст.

 - Ах, вери велл,

Ах, вери гуд!

 

2000 г.






-109-



БАБЬЕ ЛЕТО, БАБЬЕ СЧАСТЬЕ

Бабье лето, бабье счастье,

Бабье горе и нужда,

Бабье свойство огорчаться,

Бабья ревность и вражда.

 

Сколько бабьего повсюду!

То да се, да так, да сяк,

- Не хочу я мыть посуду!

ТЫ ответила: - Пустяк!

 

Воду теплую включила,

Стала банку мыть ершом,

Всю посуду перемыла,

Даже с радостью притом.

 

Стало мне с чего-то стыдно,

А с чего? Сообрази –

Уж два дня тебя не видно,

Кухня вся теперь в грязи.

 

Ты прости меня, мадонна,

Я решил, как поступить.

Будешь ты теперь свободна,

Буду я посуду мыть!

 

1999 г.






-110-



ОСЕНЬ ВЫСТРОИЛА ПТИЦ

Осень выстроила птиц

Плачущими косяками.

Я замах твоих ресниц

Не считаю пустяками.

Ты квартирные ключи

Вечно прячешь под вязанье,

Шарфик связанный звучит,

Как старинное сказанье,

Будешь делать маникюр,

Или примешься за лыжи?

Мне в кругу литератур

Женщина, как ты, всё ближе!

Уберу словесный пыл.

Дело! Вот в чем дисциплина,

Хорошо ль, что я купил

Для тебя вчера паплина?

Он как радуга горит,

Ты придумай что-то к лету.

Людям радости дарить –

Это свойственно поэтам.

Не стесняйся, шей, носи,

Будь под радугой заметна.

Каждый знает на Руси,

Что любовь всегда конкретна.

 

12 декабря 1987 г.

С. – Петребург, гостиница «Советская»






-111-



НА ВЫСОТЕ ШЕСТОГО ЭТАЖА

На высоте шестого этажа,

Я думаю, что это неизбежно,

Гуляла августовская гроза,

Посверкивала молния мятежно.

 

А ты стояла в платье, босиком

И подставляла дождику ладони.

И уминала булку с молоком,

Лелея свое тело молодое.

 

Была ты вся живая, как свеча,

Которую зажгли в честь Бахуса,

Пленителен был твой овал плеча,

И ветер о балкон, как конь шарахался.

 

Не ветер это был, а твой босяк,

Твой избранник, твой бог и твой Мичурин.

А туча уходила на рысях,

В шатрах своих изодранных ночуя!

 

1999 г.






-112-



МАТРЁШКИ

 Глядят герани из окошек

В уездном русском городке.

Глаза таращат пять матрешек,

Я знаю их накоротке.

 

Стоят наивные толстушки,

Готовые страдать, любить,

Попросишь – запоют частушки,

Попросишь – дроби будут бить.

 

Попросишь – выбегут навстречу,

Ты в хороводе среди них.

Ты руки им кладешь на плечи

И не удержишь этот вихрь.

 

Кто выдумал такую прелесть?

Кто дал душе такой заряд?

Как ярко все они оделись,

Все полыхают, как заря.

 

С восторгом я стою глазею,

Мне нравится парад матрен.

И красота идет на землю

И радует со всех сторон.

 

1995 г.

 






-113-



ЖИВАЯ РЕЧЬ ТЕЧЁТ, КАК ВОЛГА

 






-114-



ЖИВАЯ РЕЧЬ ТЕЧЁТ, КАК ВОЛГА






-115-



ЖИВАЯ РЕЧЬ ТЕЧЁТ, КАК ВОЛГА

 

© 2020 Все права защищены

Производство и сопровождение сайтов  www.smib.ru